«Готовы выворачивать белье за 10 тысяч». Экс-редактор рассказал о работе в передачах Малахова

Экс-редактор «Пусть говорят» рассказал о тонкостях работы в редакциях Андрея Малахова. Своими пятилетними наблюдениями мужчина поделился в блоге. 

Рейтинги

По словам экс-редактора, в программах Малахова работает 5-6 съемочных бригад. По 3-4 программы в день могут писаться просто «в стол» и ждать своего часа. Бригады денежно мотивированы снять самую рейтинговую программу за месяц, поэтому отслеживают самые интересные темы.

«Отснятый выпуск про Диану Шурыгину месяц лежал «консервой» потому что никто на ее успех не ставил», — рассказал экс-редактор. Он уточнил, что за редким исключением все программы идут в записи. Включая «Прямой эфир».

«Готовы выворачивать белье за 10 тысяч». Экс-редактор рассказал о работе в передачах Малахова

«Перекуп и похищение будущих героев — нормальная практика»

Как только найдена тема, важно успеть перехватить героев до конкурентов. По словам экс-редактора, приходится идти даже на обман, чтобы герои очередной скандальной или трагичной истории оказались именно в студии Малахова.

«»Пусть Говорят» и «Прямой Эфир» (иногда аналогичные ток-шоу на НТВ) — непримиримые конкуренты. Перекуп и похищение будущих героев — нормальная практика. Иногда людям буквально говорят, что везут на Первый канал, а везут в студию России-1. Ну и наоборот».

Практика «кражи» доверчивых героев, по словам экс-редактора, — обычное дело. Поэтому, найдя героя, его нужно охранять.

«Однажды я трое суток провел на матрасе в коридоре женского отделения больницы, где лежала пopноактриса Лола Тейлор, потому что за ней охотились НТВшники. Зато я теперь знаю о пopноиндустрии все», — поделился подробностями бывший коллега Малахова.

«Готовы выворачивать белье за 10 тысяч». Экс-редактор рассказал о работе в передачах Малахова

Про Гогена Солнцева и прочих персонажей

«Истории со звездочкой —  это постановки Гогена Солнцева и похожие. Этот чел сам нанимает актеров, репетирует с ними, а потом на голубом глазу продает их редакциям. Он делает вид, что это правда, редакторы делают вид, что верят ему. Все счастливы, рейтинги зашкаливают. Зато у Гогена Солнцева «совершенно случайно» оказываются контакты и продавщицы трусов, и ее крикливой матери, и ее драчливого брата. Платить им обычно уже не нужно».

Как подогреть эфир

«Обязательное условие качественной драматургии программы — участие нескольких спорящих сторон конфликта. Минимум две, а лучше больше. Задача шеф-редактора написать такую верстку и такой порядок выхода героев, чтобы накал в течение эфира только нарастал».

«Важная задача на съемке — «накрутить» героя перед его выходом на площадку. Стороны конфликта спрятаны друг от друга вокруг студии, и возле каждой сидит редактор, который должен всячески провоцировать героев на выплеск эмоций на площадке».

Разумеется, драки на площадке приветствуются. Каюсь, как-то накручивая одного ревнивого мужика, я заработал себе соответствующую ачивку. Программа может и не дать рейтинг, но тебя не забудут похвалить за пролитые в студии кровь и «слезы»».

«Готовы выворачивать белье за 10 тысяч». Экс-редактор рассказал о работе в передачах Малахова

Из грязи — в князи. Сколько платят героям из глубинки

«В глухих деревнях нужных людей часто находят через почтальонов. Уговоры будущих героев — самая сложная часть работы редактора ток-шоу. Задача по телефону убедить человека, что он должен прямо сейчас со своей бедой прилететь в Москву и рассказать о ней всей стране. Герои условно делятся на «звездных» и «простых». Простых героев мотивируют обещаниями о юридической, психологической и информационной поддержке. Мотивация деньгами — самый крайний случай. Звездные герои в большинстве случаев без круглых гонораров на площадку не выйдут».

«Потолок гонорара для «простого» героя — 50 т.р. Диана Шурыгина если и получила миллион, то только если сложить гонорары ее и всей ее семьи за все пять съемок. В среднем, люди из глубинки готовы выворачивать белье за 10-20 тысяч».

«Одна из сильнейших мотиваций для многих — побывать в Москве, оказаться в Останкино, прикоснуться к Андрею Малахову. Героям оплачивается весь трансфер туда-обратно, проживание и питание в гостинице в районе ВДНХ».

«Обещания героям стараются выполнять. По необходимости, юридическую и медицинскую помощь чаще всего оказывают юристы и врачи, которые в студии с мест экспертов берутся помогать людям для самопиара (надеюсь, не только ради него)».

«Готовы выворачивать белье за 10 тысяч». Экс-редактор рассказал о работе в передачах Малахова

Как заманить на программу «звезду» 

«»Звездные» гонорары, конечно, выше. Лично торговался с тем же Солнцевым, который хотел за свою историю про а-ля украденные им в магазине трусы — 200 т.р., а мы не хотели платить за нее больше 150. Но там всегда опционально, всё зависит от масштаба и звезды и истории».

Дозвониться до Малахова

«На «Пусть Говорят» иногда (чаще всего от скуки) можно было посидеть на редакционном телефоне. Выхлоп на них был примерно такой же, как и на письмах, разве что срочность выполнения просьб была выше. Зачастую люди звонят Малахову от безысходности, видя в нем для себя последнюю надежду».

«Большинство звонков и писем начинались с «простите, это крик души» и «не знаю, куда еще обратиться». Однажды мне позвонила женщина, которая крича навзрыд рассказала, что прямо сейчас ее брат зарезал ее мужа. Телефон редакции ПГ она нашла раньше других экстренных номеров»

«— Редакция Пусть Говорят, слушаю вас — Андрюша, тыыы? — нет, простите, это не Андрей — Андрей? — нет, меня зовут Слава, редактор программы — что? Мне нужен Андрей Малахов — … — Андрююююша! — да, это я. Слушаю вас».

«Готовы выворачивать белье за 10 тысяч». Экс-редактор рассказал о работе в передачах Малахова

Про Малахова

«Сам Андрей Малахов — норм чел. Когда на России-1 он стал владельцем собственного продакшна, он проявил себя и как достойный руководитель. Беспокоился о нуждах редакторов и корреспондентов, и об атмосфере в редакции, в целом.

Андрей Малахов по-настоящему шарит и любит современное искусство. Редакция ПЭ увешана картинами (и предметами) модных художников. Часто в рабочий день водил весь коллектив на очередную актуальную выставку в какой-нибудь МДХ.

Однажды Андрей ворвался в редакцию с бешеными от восторга глазами после просмотра «Выжившего». На следующий день он повел всех в кинотеатр Москва смотреть на замерзающего Ди Каприо. А там, если что, кресла с кнопкой вызова официанта и поп-корн с трюфелем».

Про массовку

«Про массовку: прийти в качестве зрителя можно когда угодно, но, в отличие от какого-нибудь Урганта, проходная к Малахову от желающих не ломится. За относительно небольшие деньги (до 500 рублей за съемку) нанимают пенсионерок. Вот от них проходная как раз ломится».

«В редакциях ток-шоу бешеная текучка»

«Стрессовая работа с 11 утра и «до упора», к тому же вынуждающая к притворству и двоемыслию. Больше всего было девочек из регионов, готовых на все, чтобы прикоснуться к телевизионной жизни. Я почти всегда был единственным москвичом редакции.

Но есть и мастодонты жанра, работающие с Андреем со времен «Большой стирки» и «Пяти вечеров». Это женщины в районе 40-50. Вот они, боюсь, уже настолько профдеформировались, что на мой взгляд, нуждаются в долгой психотерапии.

Почему я там работал? Потому-что поначалу часть программ РЕАЛЬНО помогала людям. Благодаря нашим эфирам предавались огласке истории, которые в ней нуждались (мы сняли 13 эфиров про сестер Хачатурян), встречались разлученные семьи, анорексички толстели, толстые худели.

Наша бригада специализировалась на «встречах». Это такой «Жди меня» с сюжетом. Мы находили детей, брошенных родителями десятки лет назад, детей усыновленных в 90-е в США и т.д., привозили всех в Москву и встречали их у нас в студии. Слезы, сопли и искренние слова благодарности». 

«Рейтинги беспристрастны. Руководство стало все чаще зарубать на этапе подготовки простые бытовые истории как бесперспективные»

«Мои последние три программы на ПЭ были настоящей некрофилией и пляской на костях: «Кому достанется квартира покойной Элины Быстрицкой?», «Почему актер Александр Кузнецов не смог вылечиться от рака народными средствами» и «кому из родни Людмилы Зыкиной достанутся ее бриллианты?»

Я перестал понимать, для кого мы это снимаем, тупо не видел перед собой рядового зрителя программы, начал выполнять свою работу по инерции и по наитию. И поэтому неизбежно стал делать ее хуже.

Зато, добывая героев для программы, я неплохо полетал по стране, пообщался с десятками достойных (и не очень) людей, накопил кладезь интересных историй. И, думаю, что в том числе и поэтому я стал больше понимать (а значит и любить) Россию и россиян».

«Готовы выворачивать белье за 10 тысяч». Экс-редактор рассказал о работе в передачах Малахова